2014-03-19 10:00

Полиция на страже ТЭКа

Одним из наиболее острых вопросов прошлого года, вокруг которого продолжают «ломаться копья» и сейчас, стала охрана опасных объектов топливно-энергетического комплекса. Законодательные инициативы Минэнерго России в данном направлении оказались настолько смелыми, что затянули крепкий узел противоречий между властью, охранным бизнесом и энергетиками.

Разумеется, энергообъекты средней и высокой категории опасности нуждаются в пристальном надзоре и самой тщательной охране. Ведь страшно представить, какими могут быть последствия в случае серьезных происшествий или, не дай Бог, террористической угрозы, к примеру, на атомных станциях. Однако так ли плоха существующая система безопасности и стоит ли ее кардинально менять?

В июле 2013 года президент Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 12 и 17 Федерального закона «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса». Документ закрепляет за правительством Российской Федерации полномочия устанавливать порядок информирования об угрозах и свершившихся фактах несанкционированного проникновения и вмешательства в работу объектов ТЭКа. Кроме того, правительство было наделено правом определять требования по обеспечению безопасности линейных объектов ТЭКа с учетом их особенностей. Ранее данными полномочиями обладал Национальный антитеррористический комитет.

Ситуация сильно накалилась осенью 2013 года, когда в Государственную думу был внесен проект поправок к законам, в соответствии с которыми Минэнерго и МВД получали практически исключительное право на охрану опасных объектов ТЭКа. Ко второму чтению в документе говорилось о том, что все энергообъекты высокой и средней категории опасности должны охраняться исключительно силами ФГУП «Ведомственная охрана» Министерства энергетики или организации МВД – вневедомственная охрана и ФГУП «Охрана». Исключение делалось лишь для «Газпрома», «Транснефти» и «Россетей». Проект сразу же вызвал шквал критики со стороны многих участников рынка.

Заместитель министра энергетики РФ Юрий Сентюрин пояснил: «Цель в том, чтобы охранные структуры стратегических АО, которым принадлежит львиная доля объектов высокой и средней опасности, получили статус ведомственной охраны, а другие пользовались услугами государственных охранных структур».

Под защитой МВД и Минэнерго находятся, в основном, объекты, являющиеся собственностью государства или госкорпораций (к примеру, «Росатома» или «Рос¬технологий»). Значительная часть остальной опасной энергоинфраструктуры охраняется частными охранными предприятиями (ЧОПами). При этом, как отмечают многие заказчики, услуги государственных охранных структур влетают в копеечку, а качество их значительно уступает ЧОПам.

«Если говорить о качестве охранных услуг, то показательным примером могут служить печальные события 2010 года на Бакшанской ГЭС в Кабардино-Балкарии. Террористы проникли на объект, расстреляли двух сотрудников охраны и произвели два взрыва. И охранялась станция именно сотрудниками МВД. Конечно, нельзя, основываясь только на данном происшествии, категорично утверждать о некомпетентности государственной охраны. Однако нет никаких сомнений, что многие ЧОПы ничуть ей не уступают. И если на заре капитализма, в начале 90 х годов, зачастую частные охранные фирмы представляли собой полулегальные формирования с сомнительными методами работы, то сегодня это совершенно законный и упорядоченный бизнес. Ведь соответствующие лицензирующие и надзорные органы буквально глаз не спускают с деятельности ЧОПов. Что касается охраны объектов ТЭКа, то отличный пример – это «Газпром». Газовый концерн пользуется услугами собственного охранного предприятия под названием «Газпромохрана». Они охраняют колоссальные по протяженности линейные объекты в самых разных регионах и неплохо с этим справляются», – считает президент группы компаний «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко.

Инициатива Минэнерго была воспринята в штыки как рядом компаний топливно-энергетического комплекса, так и Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП). В своем письме спикеру Госдумы Алексею Нарышкину президент РСПП Александр Шохин заявил: «Принятие данной поправки приведет к монополизации рынка охранных услуг госорганизациями и предприятиями».

Это мнение поддержала и Федеральная антимонопольная служба. В результате поправки были отклонены.

Однако в январе текущего года Госдума приняла сразу во втором и окончательном третьем чтении Федеральный закон «О внесении изменений в статью 12 Федерального закона «О полиции» и статью 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Документ закрепил все контрольно-надзорные функции и обязанности по обеспечению безопасности объектов ТЭКа за полицией. В частности, составлять протоколы о нарушениях требований безопасности, а также антитеррористической защищенности опасных объектов ТЭКа, в соответствии с документом, также будут работники полиции. «Реализация требований представляемого законопроекта будет произведена за счет перераспределения штатной численности органов внутренних дел Российской Федерации и в пределах текущего финансирования МВД России», – гласит пояснительная записка к законопроекту.

http://www.eprussia.ru

 
Презентация ООО "ПО Энергоресурс"