2016-10-27 07:31

Купцы-энергетики

Многие русские промышленники не боялись рисковать и доверяли прогрессу. Они первыми внедряли на своих фабриках и заводах передовые технологии, и следствием этого была высокая прибыль – награда за смелость. Заработанные средства не только красиво тратили, но и вновь вкладывали в новое оборудование и технологии, в том числе в электрификацию производства.

Морозов и запрещённое электричество


Морозовы были одной из немногих московских семей, насчитывающих пять поколений, усердно развивающих бизнес, – все активно созидали в промышленном производстве.

Из пятерых сыновей Саввы Морозова наибольшего коммерческого успеха добился Тимофей Саввич. Правда, после «морозовской стачки» Тимофей Морозов отказался вести производственные дела, переписав имущество на жену Марию Фёдоровну. Быть успешной хозяйке богатейшего купеческого дома не мешали большие странности, о которых разносилась молва по столице. Вот одно из чудачеств купчихи: в морозовском двухэтажном особняке в 20 комнат запрещалось пользоваться электрическим освещением – в старообрядческой семье это удобное изобретение считали бесовским. Вместо запрещённых лампочек в доме миллионера обходились свечами.

Но перемены в устоявшуюся старообрядческую жизнь вносил их продвинутый сын Савва, который после успешного окончания Московского университета «поступил» в Кембридж. «Ты же капитал на ветер бросаешь!» – ругался отец. Выражая недовольство прогрессивными взглядами сына, напоминал ему о родоначальнике династии, который пешком за 40 вёрст носил в Москву свой товар. Савва успешно отбивался. «На одних руках, папаша, далеко не уедешь. Теперь электричество подавай фабрикам. В Швеции-то как? Что ни завод, своя электростанция!» И несмотря на неодобрение родителя, продолжал нововведения, притом блестяще.

Одна из «производственных побед» молодого Саввы – постройка новой Городищенской фабрики с электрическим освещением. Именно в её цехах зажглась первая электрическая лампочка во Владимирской губернии. В 90-е годы XIX века на Никольской мануфактуре появились первые паровые машины, привезённые из Германии. Но три года спустя молодой хозяин возвращается к проблеме энергетической оснащённости и избавляется от слабосильных двигателей в 25–180 лошадиных сил, приобретя более могучие: число паровых машин сократилось, а общая мощность их возросла. Это было редкое достижение, не всякая текстильная фабрика могла позволить себе подобную роскошь. По показателям энерговооружённости труда Никольская мануфактура была одной из первых в отрасли.

Вопрос переоснащения энергетическим оборудованием фабрик Товарищества Никольской мануфактуры был тесным образом связан с выбором топлива. Использовалось самое прогрессивное на тот момент: нефтяные остатки и каменный уголь, для хранения мазута были сооружены огромные резервуары. Можно сказать, что Никольская мануфактура не столько лидировала в отрасли, сколько казалась единственным исключением. С 1902 по 1904 год здесь велось строительство центральной электрической станции, а работами руководил сам Савва, который прекрасно разбирался в электротехнике и хорошо знал специалистов этой отрасли. У него за плечами был не только студенческий опыт занятий в лаборатории А. Г. Столетова, но и ремонт электропроводки в любимом им театре «Эрмитаж» в Каретном Ряду (там некоторое время находился Художественный театр).
К слову сказать, вдова С. Морозова Зинаида Григорьевна, в отличие от свекрови, не сторонилась технического прогресса. Эта женщина знала толк в комфорте и умело создавала удобства для повседневной жизни. Купив после смерти мужа имение в Горках, она капитально и на современный лад обустроила старую усадьбу, грамотно наладила хозяйственную жизнь имения: новая хозяйка полностью электрифицировала молочную ферму, скотный и конный дворы. В её доме свечи имелись лишь на всякий случай.

Четвериков: ставка на керосиновые моторы


Сергея Ивановича Четверикова современники называли «русским промышленником нового типа», «просвещённым предпринимателем». Он происходил из потомственного купечества – по линии обоих родителей представлял торговое сословие в третьем поколении. По наследству владел подмосковной Городищенской фабрикой суконных изделий. Молодому бизнесмену досталось убыточное предприятие.

Главная задача технологического переоборудования фабрики заключалась в увеличении энерговооружённости. Работавшая единственная паровая машина была заменена керосиновыми двигателями, а затем и турбиной.

Первое время модернизированная фабрика приносила 5% прибыли. Но вскоре дела пошли настолько хорошо, что стало возможным оснащение фабрики самой совершенной техникой, а специалисты по энергетике, которые внедряли здесь новшества, начали высоко цениться по всей России.

Рябушинский: все в дело


Крупнейший русский промышленник, фабрикант, торговец, банкир Павел Михайлович Рябушинский приобщал своих сыновей к семейному делу с ранних лет. Каждое лето подраставшие мальчишки уезжали на фабрики в Вышний Волочёк, где служащие знакомили их с секретами выделки фирменных тканей. Вышневолоцкие фабрики задавали тон в отечественной хлопчатобумажной индустрии. Большую часть семейного капитала Павел Михайлович вкладывал в развитие производства. В 1898 году с одобрения хозяина вводится техническая новинка – в ткацком и прядильном корпусах наконец-то устанавливается электрическое освещение – вещь необычная в тихой жизни захолустного уездного городка Вышний Волочек.

Старший из братьев Павел Рябушинский, несмотря на обилие официальных должностей и колоссальную занятость, обладал незаменимым качеством для успешного бизнесмена – умением замечать и поддерживать талантливых людей, как правило, неимущих. Известен случай, как однажды местному рабочему-электрику совершенно неожиданно улыбнулась удача. Молодой мужчина добросовестно занимался ремонтом электропроводки в доме миллионера, когда сам хозяин случайно зашёл взглянуть на его труды и завёл разговор. Слово за слово, и Рябушинский пришёл в восторг от умного собеседника, который показал столь основательное знание электродела, что миллионер решил на свои средства направить парня в Германию учиться на инженера-электрика, пообещав работу на своём производстве.

Филиппов: электрический хлеб


Имя Дмитрия Ивановича Филиппова до сих пор ассоциируется с настоящим русским хлебом. После его смерти дело продолжил сын Дмитрий, который в конце ХIХ столетия расширил производство – построил большой хлебозавод, расширил отцовскую пекарню, открыл кофейню.

Хлебобулочная фабрика на Тверской – образец передового производства. Она включала множество отделений и даже имела собственную электростанцию, что очень выделяло её среди профильных производств. Филиппов был горд тем, что не побоялся потратить большие деньги на столь выгодное обзаведение. Работавшие на электростанции специалисты хозяином ценились – пользовались целым «пакетом льгот»: бесплатными квартирами, освещением, отоплением и кипятком.

Источник: ПЕРЕТОК.РУ

 
Презентация ООО "ПО Энергоресурс"